"Фотоистория болезни"

31/03/2012

Тернопольский областной противотуберкулезный диспансер. Февраль этого года. 77,7% пациентов на ЗТ успешно прошли лечение туберкулеза. Остальных лечат. И вылечат! И я молюсь, чтобы в России ситуация изменилась. Чтобы у людей была возможность жить...»

Михаил Фридман: «Нельзя не колоться, если все в твоей палате это делают»

Три дня назад весь мир отмечал Международный день борьбы с туберкулезом. А мне впервые за много лет не было интересно — сколько у нас чего в процентах, хуже стало или, конечно, лучше. Потому что в Питере в больницах прямо сейчас нет противотуберкулезных лекарств. Умерли как минимум две женщины. Одна умершая была переводчицей...

И вместо того чтобы идти на пресс-конференцию Минздрава, я еще раз просмотрела фотографии американца Михаила Фридмана. Он долго работал в России с разными международными медицинскими благотворительными организациями, а в 2010–1011 годах с фотоаппаратом объездил множество туберкулезных больниц в Узбекистане, на Украине и в России. В Санкт-Петербурге и Тольятти Миша был этой зимой. Он снимал молодых совсем людей с тройным диагнозом: ВИЧ—туберкулез—наркозависимость. И потом ему писали вдогонку в Америку: «А ты знаешь, Костя умер. И еще один парень... И еще...». О проекте «Туберкулез на постсоветском пространстве» — Михаил Фридман в эксклюзивном интервью «МК».

 

 Статья Анастасии Кузиной

 

Полный текст статьи  по ссылке: http://www.mk.ru/social/interview/2012/03/27/685930-fotoistoriya-bolezni.html

 

 

 

 

УРАИНА. Ольга БЕЛЯЕВА, медицинский психолог, председатель правления ВОО «Ассоциация участников ЗПТ Украины»:

«В Украине 6650 человек получают заместительную терапию. Из них 1208 человек осознанно и успешно проходят лечение туберкулеза. Врачи сами говорят, что среди тех пациентов, кто находится в программе заместительной терапии (ЗТ), они чаще видят положительную динамику.

Как в Украине это происходит: вот человек пришел в наркологию, ему назначили ЗТ. Он ходит-ходит-ходит — раз, при плановом обследовании у него выявляют туберкулез. Человека сразу переводят вместе с его препаратом ЗТ в стационар фтизиатрии. И там он спокойно его лечит.

 

Или наоборот — человек пришел (а скорее, его привезли родственники уже с тяжелой формой) в туберкулезный стационар. Врач-фтизиатр видит, что есть признаки наркоупотребления. Тогда приглашается нарколог, который смотрит — состоит ли человек на учете в наркологии и с каким диагнозом. И если уже есть диагноз „опиумная наркомания“, человека сразу берут в программу ЗТ. И он опять же спокойно лечит туберкулез, не имея желания сбежать из больницы за наркотиками.

 

И потом, когда человек через 6–12 месяцев вылечил туберкулез, ему предлагают либо плавный детокс на выход с метадона. Либо, по его желанию, переводят в наркологию или центр-СПИД для продолжения получения ЗТ.

 

И вот, к примеру: Тернопольский областной противотуберкулезный диспансер. Февраль этого года. 77,7% пациентов на ЗТ успешно прошли лечение туберкулеза. Остальных лечат. И вылечат! И я молюсь, чтобы в России ситуация изменилась. Чтобы у людей была возможность жить...»

 

 

 

 

Ваш комментарий будет виден только после просмотра администратором
Комментарии отсутствуют
Имя *
E-mail (не будет виден в комментарии):